Магратея Эванс
Очередной мраморный ангел, обнимающий овальный надгробный камень. Не взорвать его от усталости и злости мешал только текст, выбитый между ладоней небесного создания.
Максимилиан Отто фон Висконф
Барон Гатштадт-Ланкский
1783 – 1811
Vita Memoriae

Прочитав надпись, я покачала головой и усмехнулась.
- Интересно, твои родственники, оставляя подобную эпитафию, знали, что мыслят буквально?
Руки сами собой потянулись вперед, сметая с надгробия паутину и прошлогодние листья. Я отряхнула ладони, и, проведя одной над другой, сотворила черную розу и установила ее в каменной вазочке, предусмотренной создателем в складках одежд фигуры.
- Хотя знаешь, кто бы это ни придумал, он был прав. И я буду скучать. В конце концов, ты был единственным, кто смог поставить на уши самих некромантов.
Пальцы сжали стебель, и, наконец, он треснул. Головка цветка скользнула по выбитым буквам и легла на пыльную мраморную плиту. Я вздохнула и сложила руки на груди.
- Зря ты так, - голос звучал тихо из-за скрипа гнущихся от ветра деревьев, но я точно знала – тот, кто должен, все прекрасно слышит. – Честное слово, зря. Подгонять все под монохромную картинку, не зная всей правды – дело заведомо проигрышное. Надеюсь, теперь ты это запомнишь.


читать дальше